Мудрейший, подскажи, а?

Когда я спрашиваю человека, зачем ему нужна консультация психолога, ребята, 99% что я услышу после фразы «он поможет мне разобраться в себе», это фразу «даст совет». Вам, господа, не психолог нужен, а соседка. Психолог советов не даёт….

Если копнуть глубже — к психологу среднестатистический индивид идёт тогда, когда уже всё достигло крайней степени невыносимости, а обвинить некого. Для этого есть психолог. На него, в представлении будущего клиента, и можно взвалить ответственность. Задача психолога состоит в том, чтобы вернуть эту ответственность, не взяв её на себя ни на секунду. Ни за что. Более того, вернуть её так, чтобы человек с энтузиазмом посмотрел на всю эту кучу неприятностей, и сказал: «Вау! Это всё — моё! Я могу этим распорядиться! Спасибо!». Тем не менее, клиент даже предположить не может, стоя на пороге кабинета, что он поменяет к чему-то отношение. Более того, именно это его и пугает. Поскольку психолог — не бюро по решению проблем, он не в силах поменять ситуацию вспять, но в силах помочь поменять к ней отношение.

Клиент, конечно, в ужасе: — «как же так, я не хочу прекращать хотеть того, что я хочу», но нему невдомёк, что когда он будет хотеть чего-то другого, это будет искренне, а не насильно, и будет устраивать так же, как желание того, чего он хочет сейчас. Слишком сложно? О’кей. Клиент говорит: «я считаю правильным, что не стал юристом, но моя мама говорит, что ей бы хотелось видеть меня в этой сфере! Я даже не хочу допускать такой вероятности!» На что психолог отвечает: «Всё может быть, может ты найдёшь в этой профессии для себя интересное, никто не может знать..». Клиент злится: «Ты как мама! Не уговаривай меня!», на что психолог, приподняв бровь, находит что клиент, похоже зол, но только потому, что и правда не может отвечать в данную секунду за те желания, которые возникнут у него в будущем. И цель встреч с психологом — не документы на факультете подготовки будущих судей, а упрощенное отношение. Не «я никогда не стану юристом назло маме», а «всё может быть, но пока что я хочу идти уже намеченным путём, и продавать шары для гольфа!».

Не всё так просто.

К психологу идут «за советом», когда советы соседки уже не удовлетворяют.

А чем они могут не удовлетворять? Резонный вопрос. Тем, что прося совета, человек хочет не чужое мнение, а подтверждение своего собственного. Как будто разрешение следовать выбранному пути. Это — 50% ответственности скидывает на советчика. «Маша тоже так считает!». И тогда, в случае фиаско пенять можно будет не только на зеркало, но и на Машкину тупую голову — сказала же, нехорошая женщина, что это правильно, а я, наивная, повелась…

И второй вариант, когда за советом идут, перекладывая ответственность на все сто. Советующий же, часто мнит себя опытным богом-всезнайкой, говорящим: «сын мой/дочь моя! Иди этим путём! И будет тебе счастье!». В случае успеха советчик приобретает статус «мудрого и сведущего гуру», а в случае фиаско — говнюка, что много на себя берёт, и вообще поломал всю жизнь.

«Следуя советам можно написать не свою историю!» — предостерегает новостная лента в фейсбуке. Но… Именно за этим и просят совет. В чужой жизни нет ответственности за себя самого. Только иллюзии, только ответственность «покровителя», и всё. Это же так сладко — найти алгоритм, и ему следовать. Никто, правда, не проверял, что будет, если следовать — но так безопаснее, чужим фонарём освещать собственную дорогу.

«Да пошло оно всё в печь!» — думает клиент после психолога, так и не получивший ценных указаний. «Ну, посидели, ну поговорили…И? Только деньги потратил!», и злой идёт, сжимая двумя ручками ответственность, судорожно краснея от гнева, потому что её некому вручить.
«Может ну его в ..опу, психолога этого, с его сепарацией, и другим слишком сложным онанізмом для головы…»

Тот, кто советует, не стремится помочь, на самом-то деле. Он стремится к ощущению власти, к обожествлению себя, и вообще, посредством напутствия вас, несчастных, советующий общается с собой из прошлого, таким наивным и легкомысленным. «Как же прошлому мне не хватало меня из будущего! Дай-ка я буду находить его в лице просящего совет, и слать месседжи…» Но психика, конечно, защищается… Называет это всё «благим делом» и «желанием помочь». А ещё альтруизмом, да.
Бывает, советующий проводит параллели между своим прошлым и настоящим просящего совет. И тогда что? Правильно! Даёт совет себе из прошлого, маскируя это под «у меня уже был такой опыт». Кстати, не всегда это плохо. Нередко история повторяется, и нередко повторяется одна и та же с разными людьми, и бывает, что такие советы спасают.  Это, скорее исключение, чем правило.

И спасибо одному умному, что отделил понятие «совет» от понятия «рекомендация». Рекомендация — это хорошо. Это когда делишься многократным опытом, подсказывая последствия и анализируя варианты развития событий, а не навязываешь своё мегакомпетентное мнение. Рекомендация — то, за что можно платить. Совет — то, за что потом приходится расплачиваться.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *