Мамы «особенных» детей

Около полугода назад мою психотерапевтическую практику начало штормить такое явление, как мамы «особенных» детей. Одна за другой. У каждой дома — маленький ангел, а у ангела — диагноз страниц на шесть. У кого-то врожденная патология, у кого-то приобретённое. Мама плачет про сложности на этом пути — вложения, адаптация, больницы, изоляция от ряда ранее доступных вещей. Одна за другой — честно, я не специально, так складывались звезды, я их не звала, сами шли. И запрос сначала не про то. У одной, помню, был про послеродовую депрессию, копаю — началось с диагноза у ребёнка, о котором «с психотерапевтом нет смысла разговаривать».

Дальше я поняла, что это знак судьбы, погрузилась изучать все что можно про эти диагнозы — на медицинское образование отлично ложится психосоматика.

Начала прицельно брать в терапию мам особенных детей, за 50% стоимости. Практикую это по сей день, как правило, им накладно — диагноз отнимает материальные ресурсы. Убеждена, что ребёнок, как носитель симптома — просто маркер проблемы, и смещает фокус внимания с основной проблемы. С больным ребёнком все уходит на второй план.

Принципиально не работала с детьми — а смысл? До семи лет рёбенок — это мамино зеркало, и полностью идёт за процессами мамы, или фигуры, опознаваемой ребёнком, как материнская.

Я общалась с мамами на отвлеченные темы — про их сестёр, отцов, матерей, карьеру. Все, что волнует. Всё, что не осознавалось — ребёнок выловил из фона, и взял на себя. Начинают осознавать, пробуждаться, плакать, оттаивать. С больным ребёнком, как правило, на слёзы — табу, «надо быть сильной».

Я обнаруживаю, что симптомы детей помогают избегать актуальных трудностей. И выгодны. Хотя в этом кощунственно признаваться себе самой. Ищем, как найти способ получать то же самое, только не через ребёнка.

Почему? Потому что у мам включается чувство вины.

Парадоксально, но детям становится лучше.
Диагнозы, которые невозможно отмотать назад — мамы просматривают улучшение. Проходят пневмонии, выравнивается состояние у детей, страдающих от аутоимунных болезней.
Маме лучше — ребёнку лучше.
Мама осознаёт — симптом уходит.

Прикольно. Феноменально. Сижу в шоке от последних хороших известий.

Моя задача была, как мне казалось, просто поддерживать, и помогать привыкать к новой роли — «мама особенного ребёнка».

А ребёнок, оказывается, обычный. Ситуация — особенная…

У меня прям поле для написания умных статей, было бы время. Не против брать в терапию такие случаи и дальше.
И да, коллеги, если актуально — как с этим работать, готова делиться опытом.
Круто это как-то, смотреть как случаются чудеса.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *